Учебник «Военная эпидемиология»

7.4. Пути заноса инфекции в войска и факторы (условия), влияющие на развитие и проявления эпидемического процесса в чрезвычайных ситуациях и в военное время

            В военное время роль основных путей заноса возбудителей в войска, свойственных для мирного времени, в целом сохраняется, однако значимость некоторых из них может возрастать. Так, если занос инфекций  прибывающим пополнением будет осуществляться не в строго определенные сроки, как в мирное время, а эпизодически, то вслед за этим путем по важности будет следовать занос от местного населения (при использовании жилого фонда, воды, продуктов,  имущества, приобретенных или реквизируемых у населения, за счет других контактов). Особую опасность здесь представляет педикулез, паразитарные тифы, тифопаратифозные заболевания, вирусные гепатиты.

При действии личного состава в природных очагах риск заражения возбудителями соответствующих инфекций будет связан с окопными работами, с использованием природного подстилочного материала, воды для хозяйственно-питьевых нужд из открытых или непроверенных водоисточников, с укусами членистоногих и контактами с грызунами, а также с доступностью объектов водоснабжения и пунктов хранения продовольствия для последних.  Другие пути заноса инфекций будут иметь меньшее значение, зато некоторые, не свойственные мирному времени, могут выдвинуться в ряде случаев на ведущие позиции.  Речь идет о заносе возбудителей с военнопленными, беженцами, «перемещенными» лицами, репатриантами и другими невойсковыми контингентами. Опыт мировых и локальных войн свидетельствует об этом, в особенности эпизоды оставления при отступлении немецко-фашистскими войсками концлагерей с советскими военнопленными, среди которых свирепствовали вспышки инфекционных болезней.

Роль путей заноса будет неоднозначной при разных видах боевых действий, а также применительно к особенностям эшелонирования войск и тыла, и это в большой степени будет зависеть от природных и социальных условий на ТВД. Так, в передовых частях военнослужащие  в большей степени будут заражаться от местного населения, военнопленных, а также при действии в природных и антропургических очагах зоонозов (сапронозов), а для тыловых частей будет значим занос инфекций с пополнением. Будут также активизироваться и другие пути заноса возбудителей, в том числе связанные с беженцами и прочими невойсковыми контингентами.

В военное время особое значение имеет загрязнение раневых поверхностей землей (пылью) и заражение возбудителями-анаэробами (столбняк, газовая гангрена и др.). Поскольку война —  это «травматическая эпидемия», то специфической профилактике раневых инфекций необходимо уделять большое внимание еще в мирное время, создавая грунд-иммунитет у военнослужащих против столбняка, ботулизма, газовой гангрены, а в перспективе – возможно и против других раневых инфекций (стафилококковой, синегнойной и т.д.).

В период отмобилизования предусмотрена обязательная ревакцинация, а экстренная профилактика этих инфекций проводится в дальнейшем по эпидемическим показаниям (при ранениях). Только соблюдением этих требований можно объяснить неактуальность этих инфекций в локальных конфликтах последних десятилетий (Вьетнам, Афганистан и др.). Однако возбудители других инфекций, в том числе гнойно-септических, будут иметь много возможностей для проникновения в лечебные учреждения госпитальных баз и укоренения в них. Чрезвычайно опасным будет использование инфицированной донорской крови, потребность в которой в военное время резко возрастает (гемоконтактные вирусные гепатиты, ВИЧ-инфекция,  малярия и др.). Отдаленные последствия «отсроченной» заболеваемости будут очень серьезными. Это и в мирное время важная проблема, связанная с отбором доноров, лабораторным контролем безвредности крови и ее дериватов, а также с соблюдением противоэпидемического режима в медицинских учреждениях.

Следует сказать и о возможности использования противником особого пути заноса возбудителей в противостоящие войска – применении биологических средств нападения. Однако, в виду ретроактивного действия, по обороняющимся частям в войсковом и армейском районе вероятно применение, как правило, лишь  быстродействующих неконтагиозных возбудителей. Не исключено использование и контагиозных агентов по тылам фронта и тылу страны, в том числе диверсионным способом. Последние могут быть применены противником и при его отступлении с захваченной территории. В этом случае заражение территории может достигать значительных масштабов. Для нейтрализации путей заноса возбудителей, связанных с применением главным образом аэрозолей, предусмотрена реализация мероприятий комплекса биологической защиты.

Помимо заноса инфекций в войска, во многих ситуациях будут активно действовать ранее сформировавшиеся (в том числе еще в условиях мирного времени) внутренние резервуары возбудителей, однако относительно автономная их циркуляция будет проявляться в большей степени в тыловых частях, где боевые потери будут меньше, а условия более стабильными (госпитальные базы, специальные части, корабли и части ВМФ, формирования ВВС и ВДВ, учебные центры и т.д.).

В период боевых действий роль путей выноса инфекции из частей резко возрастает в связи с возможностью заноса возбудителей с передовых этапов медицинской эвакуации на последующие этапы и распространения болезней как в госпитальных базах, так и в тылу. Этому будут способствовать массовые потоки раненых и больных, перегрузка этапов, особенно вследствие применения противником  ОМП, нехватка транспорта для эвакуации и т.п. Опыт войн 20 столетия это убедительно доказал. В результате его анализа отечественными учеными был предложен принцип лечения инфекционных больных на месте (во фронтовом районе) и довольно стройная и эффективная система противоэпидемических барьеров, предусматривающая проведение специальных мероприятий в отношении инфекционных больных и подозрительных на наличие заболевания на каждом из этапов медицинской эвакуации. При этом используются штатные формирования медицинской службы и нештатные силы, реализующие барьерные функции. Особенно важны эти мероприятия в условиях применения противником БО, а также при появлении в войсках особо опасных  и других тяжелых высококонтагиозных инфекций.  Эти же противоэпидемические барьеры  обеспечивают одновременно и предупреждение заноса возбудителей в войска с пополнением, продовольствием, другими материальными средствами, поступающими из тыловых районов.

В условиях чрезвычайных ситуаций мирного времени ведущее значение приобретает занос в контингенты пострадавшего населения возбудителей зоонозов и сапронозов с ближайшей территории, поскольку стихийные бедствия, катастрофы часто сопровождаются спонтанной миграцией диких и синантропных животных, а также членистоногих, падежом домашних и сельскохозяйственных животных. При фекальном загрязнении территории, водоемов, водоисточников вследствие масштабных разрушений жилых и производственных объектов, канализации, водопровода заносятся возбудители кишечных антропонозов. В последующем, в ходе ликвидации последствий катастроф, заносы возбудителей других антропонозных инфекций могут осуществляться обычными путями, в том числе и с прибывающими в районы бедствия спасателями, продовольствием, водой и другими средствами гуманитарной помощи. Необходимо также учитывать возможность заражения населения в зонах бедствия при авариях и разрушениях объектов лечебно-профилактических учреждений, предприятий, производящих биологические препараты разного назначения, а также специальных научно-исследовательских центров. Особую опасность здесь представляют массивные выбросы и утечки биологических аэрозолей в атмосферу.

В период боевых действий важнейшими факторами (условиями), определяющими особенности эпидемического процесса, будут: характер боевых задач, условия жизнеобеспечения личного состава, санитарно-эпидемиологическое состояние районов боевых действий. Так, в боевых порядках войск в период наступления наибольшее значение для заноса возбудителей будут иметь контакты с местным населением (приобретение продуктов, использования жилого фонда, употребление воды из непроверенных водоисточников – в отношении ОКИ, зоонозов). В обороне важны особенности питания, водоснабжения, размещения в полевых условиях, тем более —  при разрушениях водопроводов, очистных сооружений, канализации, жилого фонда (ОКИ, сапронозы), а при действии в природных очагах – эти же условия приобретают ведущее значение, но уже в связи со степенью активности грызунов и членистоногих-переносчиков возбудителей. Некоторые из указанных условий  хорошо моделируются на опыте эпидемиологических последствий стихийных бедствий, особенно землетрясений (Ашхабад, Ташкент, Спитак и др.).

Роль пополнения в заносе возбудителей при постоянном, но нерегулярном по времени и нестабильном по объему обновлении личного состава воинских частей  будет не так существенна, как в мирное время. Вследствие большой убыли  ранеными и погибшими элементы саморегуляции эпидемического процесса по всей вероятности сохранятся лишь в тыловых частях и госпиталях. Поэтому заболеваемость воздушно-капельными, да и другими инфекциями будет значительно выше в тыловой полосе действующих войск, чем в передовом районе. В тыловом районе, где условия жизнедеятельности военнослужащих будут не такими тяжелыми, как в передовом районе, особенности организации питания, водоснабжения, очистки территории, банно-прачечного обслуживания, размещения будут оказывать большее влияние на регуляцию эпидемического процесса. Так, сохранится летняя сезонность для кишечных инфекций, что обычно в период войн справедливо связывалось с загрязнением территории нечистотами и массовым выплодом мух,  а вирусные гепатиты А и Е будут проявляться осенью или зимой в виде «сдвинутой вправо» заболеваемости (рис.7.1.).

«Фактор перемешивания» (обновления контингентов) активнее будет воздействовать на эпидемический процесс в резервных частях и соединениях, специальных  войсках, учреждениях госпитальных баз. Поэтому в тыловых районах будут иметь место сглаженные формы сезонности воздушно-капельных инфекций. В госпиталях по мере их заполнения ранеными и больными могут формироваться собственные резервуары различных инфекций, в особенности гнойно-септических, воздушно-капельных, а в отдельных ситуациях – и кишечных, а также гемоконтактных (вирусные гепатиты, ВИЧ-инфекция). В этой обстановке большое значение будут приобретать условия размещения, банно-прачечного обслуживания, а также соблюдения правил санитарно-противоэпидемического режима, в первую очередь стерилизации и дезинфекции – особенно в госпиталях для раненых и обожженных. Динамика заболеваемости зоонозами и сапронозами будет зависеть от конкретных условий боевой деятельности личного состава в природных и антропургических очагах этих инфекций, активности резервуарных животных и членистоногих-переносчиков возбудителей.

Рис.7.1.  Годовая динамика заболеваемости инфекциями с фекально-оральным механизмом передачи в 40-й армии в 1980 – 1988 гг. (среднемесячные уровни), абс. число (Огарков П.И., 1996, Синопальников И.В., 2000)

В случае применения противником ядерного оружия при снижении иммунорезистентности раненых и больных в госпиталях активизируется носительство возбудителей менингококковой и дифтерийной инфекций, бактерий и вирусов кишечной группы, что может привести к вспышкам заболеваемости. Правомерность таких выводов подтверждается не только экспериментальными данными, но и последствиями ядерной бомбардировки японских городов, аварий на атомных подводных лодках и электростанциях, в особенности трагедией Чернобыля. Все это особенно важно с учетом новой оборонительной доктрины РФ. При применении противником биологического оружия проявления эпидемического процесса будут определяться своевременностью оповещения о нападении, использования войсками защитных  средств, организации режимно-ограничительных и других специальных мероприятий, в том числе проведенных заблаговременно (вакцинация). В отдельных случаях в подходящих условиях  могут сформироваться вторичные природные очаги, требующие длительной  и сложной работы различных специалистов и служб по их ликвидации.

Таким образом, боевые действия и чрезвычайные ситуации, как правило, сопровождаются увеличением количества возбудителей инфекций, активизацией практически всех механизмов передачи возбудителей и снижением иммунорезистентности людей, что приводит к более значимым эпидемиологическим последствиям, чем в мирное время.

Comments are closed.