Учебник «Военная эпидемиология»

7.5. Особенности этиологической структуры инфекционной заболеваемости в военное время и при стихийных бедствиях

Особая эпидемиологическая значимость инфекционных болезней в военное время обусловлена возможностью существенных небоевых безвозвратных потерь за счет уволенных или умерших вследствие заболеваний. Кроме того, значительные санитарные потери, связанные с выходом военнослужащих из строя по болезни, серьезно влияют на боеспособность личного состава, и в целом – частей и соединений, иногда даже делая невозможным выполнение боевых задач. Общеизвестно, что войны всегда сопровождались эпидемиями высококонтагиозных заболеваний, причем вплоть до I мировой войны безвозвратные   потери   от  болезней многократно превышали таковые от оружия.  Особенно демонстративными в этом отношении были колониальные войны. В вооруженных конфликтах 18-19 веков, как и в войнах Древности и Средневековья, на первый план еще выходили особо опасные инфекции (холера, чума, оспа) и другие высококонтагиозные тяжелые инфекции (паразитарные тифы, дизентерия Шига, брюшной тиф, малярия, природно-очаговые зоонозы). В последующем ситуация изменилась в лучшую сторону, но, при значительном сокращении безвозвратных потерь от инфекций, в войнах 20 века санитарные потери продолжали оставаться высокими. В частности, в I мировую войну они еще в 2-3 раза превосходили таковые от ранений во всех воюющих странах, а во II мировую войну,  в некоторых армиях или в отдельные периоды боевых действий в зависимости от регионов, где они велись, соотношение было в пользу инфекционной заболеваемости, хотя в целом эти пропорции улучшились (табл. 7.1.). Так было при операциях воюющих сторон в Африке, на Балканах и особенно в Юго-Восточной Азии. Например, количество трудопотерь от инфекционных болезней, связанных с госпитализацией военнослужащих армии и флота  США в боевых действиях против Японии, в 4 раза превышало подобные показатели для раненых.

Таблица 7.1.

Потери в прошлых войнах от оружия и болезней

Войны

Армии

Соотношение числа убитых и умерших от ран к числу умерших от болезней

Русско-Турецкая1828-1829 гг. Русская

100:550

Крымская1854-1856 гг. РусскаяФранцузскаяБританская

100:219

100:373

100:382

Русско-Турецкая1877-1878 гг. Русская (Дунайская)Русская (Кавказская)

100:208

100:643

Русско-Японская1904-1905 гг. РусскаяЯпонская

100:41

100:46

1-я мировая война1914-1917 гг. ГерманскаяФранцузская

100:13

100:28

Ретроспективный анализ показателей интегральной значимости различных нозологических форм, зарегистрированных в ходе мировых войн, свидетельствует в целом о ведущей роли в патологии военнослужащих фекально-оральных антропонозов (тифопаратифозных заболеваний, вирусных гепатитов, дизентерии). За ними следуют сыпной и возвратный тифы, далее — зоонозные, преимущественно природно-очаговые инфекции, тесно связанные с климато-географической характеристикой ТВД, и только затем – аэрозольные антропонозы и другие болезни. В отдельные периоды войн в некоторых армиях большое значение приобретали и особо опасные инфекции (холера, оспа, в меньшей степени чума), а также грипп (пандемия «испанки» в I мировую войну), паразитарные тифы в период гражданской войны и интервенции в России, малярия, некоторые природноочаговые инфекции и паразитозы. Так, в 1943 г. на Западном фронте  в районах действий советских и германских войск в воюющих армиях возникли вспышки туляремии, а в Белоруссии в 1944 г. на фоне эпидемии  в немецких войсках был осуществлен занос сыпного тифа и в наши части с освобождаемыми из неволи советскими военнопленными, повально болеющими «сыпняком». Мировые войны всегда сопровождались крупными эпидемиями дифтерии, менингитов и даже негриппозных ОРЗ среди гражданского населения и военнослужащих, концентрирующихся в тыловых районах в ходе отмобилизования войск.

Статистические материалы прошлых десятилетий не дают оснований исключить другие возможные эпизоды, связанные с эпидемиями сыпного тифа, холеры, геморрагических лихорадок, лептоспироза и других тяжелых инфекций в первые годы войны среди населения, а также в частях нашей армии в 1941-1943 гг. Необходимо отметить также значимость в военное время анаэробных инфекций (столбняк, газовая гангрена) и гнойно-септических осложнений огнестрельных ран. Если уже во II мировую войну проблема столбняка почти перестала быть актуальной благодаря эффективности вакцинации, то другие инфекции остаются бичом хирургических госпиталей  даже сейчас. Возросла роль стафилококковых и анаэробных осложнений, с которыми в полевых условиях особенно тяжело бороться.

Эпидемии всегда сопровождали локальные войны и крупные военные конфликты, не исключая и те, которые велись уже после II мировой войны. В ходе их ведения обычно санитарные потери превосходили боевые, а доля безвозвратных небоевых потерь была существенна. Особенно демонстративен опыт противоэпидемического обеспечения войск США в Южном Вьетнаме и контингента ВС СССР в Афганистане (табл 7.2). В первом случае

Таблица 7.2.

Соотношение боевых и небоевых санитарных потерь Вооруженных Сил СССР и РФ в некоторых войнах,  боевых действиях и военных конфликтах

Войны, боевые действия

и военные конфликты

Боевые

санитарные потери,

%

Небоевые

санитарные потери,

%

Соотношение боевых и небоевых санитарных потерь

Гражданская война (май 1918 г. — октябрь 1922 г)

7,6

87,5

1:11,4

Сражение на р. Халхин-Гол (июнь – сентябрь 1939 г.)

60,7

8,7

6,8:1

Советско-финляндская война (ноябрь 1939 г. – март 1940 г.)

50,5

20,4

2,4:1

Великая Отечественная война (июнь 1941 г. –  май 1945 г. и 9 августа – 2 сентября 1945 г.)

46,3

23,6

1,9:1

Локальная война в Афганистане (декабрь 1979 г. – февраль 1989 г.)

11,2

86,2

1:7,8

Осетино-ингушский конфликт (октябрь 1992 г.– декабрь1994 г.)

62,2

37,8

1,6:1

Вооруженный конфликт в Чечне (декабрь 1994 г.– ноябрь 1996 г.)

52,7

47,3

1,1:1

структура инфекционной патологии американских военнослужащих очень хорошо отражает прямую ее связь с природными условиями региона, а также с заболеваемостью населения и личного состава южновьетнамских войск. Значимыми инфекциями являлись различные природно-очаговые болезни (геморрагические лихорадки, японский энцефалит, цуцугамуши и другие риккетсиозы, включая сыпной тиф, а также мелиоидоз, туляремия и другие лихорадки, в том числе неустановленной этиологии), фекально-оральные антропонозы  (дизентерия амебная и бактериальная, тифопаратифозные инфекции, вирусные гепатиты, гельминтозы, протозоозы и даже холера). Только малярией переболело до 50% личного состава. Были весьма распространены кожная инфекционная патология и венерические болезни. В целом же, небоевые потери войск США в 5 раз превышали боевые (табл. 7.3.).

Таблица 7.3.

Показатели заболеваемости на 1000 американских военнослужащих в Южном Вьетнаме и на территории США за 1967 г. (Гринберг Д.К., 1970)

Болезнь

Войска в Южном

Вьетнаме

Заболеваемость войск на

территории США

ОРЗ, включая грипп

33,3

124,6

Желудочно-кишечные заболевания

48,4

14,9

Кожные болезни

28,2

7,7

Лихорадка неизвестного происхождения

75,3

14,6

Малярия

30,6

3,8

При действии войск 40 армии (ограниченный контингент ВС СССР) в условиях Афганистана большую часть заболеваний I класса составляли кишечные антропонозы, причем наиболее актуальными были на протяжении всего периода боевых действий (1980-1989 гг.) вирусные гепатиты и тифопаратифозные инфекции, обусловливающие высокую заболеваемость (переболевало ими не менее  5-10% личного состава ежегодно), большую часть трудопотерь, а также сотни случаев увольнений и десятки смертей военнослужащих  в результате тяжелых исходов болезней. Лишь затем по значимости следовали дизентерия  (в первую очередь – амебная) и другие ОКИ, малярия, лихорадки неустановленной этиологии, в числе которых вероятно были различные риккетсиозы, спирохетозы, арбовирусные инфекции и другие зоонозы и сапронозы.  Было немало тяжело протекающих микст-инфекций, последовательно проявляющихся у больных в соответствии с длительностью инкубационных периодов. Менее значимыми были на этом отягощенном фоне воздушно-капельные инфекции, но из их числа выделялись все же корь, менингококковая и дифтерийная инфекции. Кожная инфекционная патология и педикулез, который в первые годы поражал довольно много военнослужащих были также актуальны (табл. 7.4.).

Таблица 7.4.

Структура санитарных потерь от инфекционных болезней в 40-й армии в 1980-1988 гг. (Огарков П.И., 1996)

НОЗОЛОГИЧЕСКАЯ ФОРМА

ГОДЫ

1980

1981

1982

1983

1984

1985

1986

1987

1988

САНИТАРНЫЕ ПОТЕРИ ОТ ИНФЕКЦИОННЫХ БОЛЕЗНЕЙ (абс. число)

16912

27757

23421

32478

39253

40089

42077

34391

25244

ОСТРЫЕ ВИРУСНЫЕ ГЕПАТИТЫ

46,1

50,1

40,9

47,4

34,8

28,2

42,5

36

50,5

ТИФО-ПАРАТИФОЗНЫЕ ИНФЕКЦИИ

1,8

2,3

5,9

13,5

18,5

16,9

7,8

7,5

10,6

ШИГЕЛЛЁЗЫ И ДР. ОКИ НЕДИЗЕНТЕР. ЭТИОЛОГИИ

11,4

6,1

13,1

14,1

20,8

21,1

15,3

13,7

12,9

АМЕБИАЗ

-

-

-

0,1

1,3

3,1

6,5

10,2

6,1

ГРИПП И ДРУГИЕ ОРИ

30,6

30,2

29

18

14,3

16,2

14,5

14

10,9

АНГИНЫ

4,9

4,1

5,2

2,6

2,6

4

6,1

3,7

3,2

МАЛЯРИЯ

0,8

0,9

2,7

3,2

4,2

6,6

4,7

4,2

2,7

ДРУГИЕ ИНФЕКЦИОННЫЕ И ПАРАЗИТАРНЫЕ БОЛЕЗНИ

4,4

6,3

3,2

1,1

3,5

3,9

2,6

10,7

3,1

ДОЛЯ ИНФЕКЦИОННЫХ БОЛЕЗНЕЙ В СТРУКТУРЕ ОБЩЕЙ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ, %

53,3

68,4

62,9

68,7

68

63

61,6

67,6

67,8

По официальным данным, доля инфекционной заболеваемости в 40 армии составила более 60% от общего количества санитарных потерь и более 70% от числа потерь, обусловленных больными. При этом в структуре инфекционной заболеваемости  до 70% приходилось на фекально-оральные антропнозы, среди которых доминировали вирусные гепатиты (более 40%). Только малярией переболело около 7800 человек. В 1985 г. была зарегистрирована даже вспышка холеры, поразившая 137 военнослужащих. Своеобразие сезонной динамики этих инфекции представлено на рис. 7.1.

Схожая в основных чертах картина наблюдалась в ходе арабо-израильских конфликтов в войсках ООН на Ближнем Востоке (Kluge, 1982), в то время как в период Фолклендского кризиса одной из основных проблем для медицинской службы конфликтующих сторон была профилактика воздушно-капельных инфекций, в том числе менингококковой и дифтерийной. В указанных ситуациях (в меньшей степени в последнем случае) санитарные потери от инфекционной заболеваемости еще значительно превышали потери от оружия, были и безвозвратные потери. Это создавало  большое напряжение в деятельности медицинской службы и в конечном счете приводило к огромным экономическим затратам и моральному ущербу. Вместе с тем действия американских войск в операции «Буря в пустыне» и при оккупации Ирака, а также контингентов НАТО и ООН в Югославии не сопровождались высокой заболеваемостью, так как проводились целенаправленные и эффективные профилактические мероприятия на основе приобретенного опыта. В первую очередь это касалось организации водоснабжения, питания и очистки территории от нечистот.

Нет оснований считать, что в случае возникновения глобальной мировой войны структура и значимость инфекционной заболеваемости воюющих сторон будет сильно отличаться от вышеупомянутой. Конечно, многие особенности ее будут зависеть от конкретных климато-географических условий ТВД, а также от профилактической  деятельности медицинской службы. Существенно может измениться эпидемиологическая обстановка лишь при использовании воюющими сторонами биологического оружия. В этом случае появятся и, вероятно, займут ведущее место в патологии личного состава заболевания,  возбудители которых имеются в арсенале вероятных противников. В их числе могут быть возбудители особо опасных инфекций (натуральной оспы, чумы, геморрагических лихорадок Ласса, Эбола и т.п.), тяжелых вирусных инфекций, которые не относятся к контагиозным (желтой лихорадки, энцефаломиелитов, геморрагических лихорадок), а также сибирской язвы, лихорадки Ку, туляремии, бруцеллеза и др. Это потребует первоочередных противоэпидемических мер со стороны медицинской службы, а также тесного взаимодействия со службами тылового обеспечения, учреждениями МЗ и МЧС. Разумеется, в современной политической ситуации вероятность такой глобальной социально-экологической катастрофы невелика. Локальные же  конфликты, в том числе и с применением диверсионным способом  элементов оружия массового поражения (ОМП), вполне вероятны. Поэтому необходимо глубоко анализировать прошлый опыт и рационально использовать его для обеспечения эпидемиологического благополучия войск, и в особенности контингентов, выполняющих боевые и иные задачи в сложной обстановке.

В мирное время, как и в военное время, всегда есть вероятность возникновения тех или иных чрезвычайных ситуаций, требующих неординарных мер по ликвидации их медико-санитарных (в том числе эпидемиологических) последствий. Поэтому в рамках военной эпидемиологии изучаются и основные  аспекты эпидемиологии катастроф, не включающие ситуации, характерные для воинских контингентов, ведущих обычные боевые действия.

Аварии, катастрофы и стихийные бедствия часто сопровождаются теми или иными санитарными потерями и эпидемиологическими последствиями, включая возникновение инфекционных заболеваний среди людей, находящихся в условиях чрезвычайных ситуаций. Эпидемиологические последствия аварий, стихийных бедствий и катастроф зависят от масштабов и характера разрушений и воздействия их на людей и объекты жизнеобеспечения, своевременности и качества проводимых спасательных, восстановительных и профилактических мероприятий, а также влияния сопутствующих вредных факторов (облучение, переохлаждение и т.п.).

Помимо погибших в результате природных или техногенных катастроф в зонах чрезвычайных ситуаций всегда имеется значительное количество раненых и больных. Среди последних существенную долю, иногда очень большую, составляют инфекционные больные. В распространении инфекционных заболеваний важную роль играет прежде всего водный фактор (ОКИ, вирусные гепатиты А и Е, тифы и паратифы, холера, лептоспироз и др.). При действии других социальных и природных факторов могут возникнуть вспышки и даже эпидемии зоонозных и сапронозных заболеваний (чума, туляремия, бешенство, раневые инфекции, сибирская язва и др.), а также тяжелые антропонозные инфекции (дифтерия, менингококковая инфекция, пневмонии). Могут быть и отдаленные последствия заражений людей (малярия, лейшманиоз). Все перечисленные последствия представляют угрозу не только для пострадавшего местного населения, но и для контингентов спасателей, МЧС, МО, МЗ, ветеринарных и других служб, прибывающих в районы бедствия для ликвидации их последствий. Этиологическая структура инфекционной заболеваемости в зонах чрезвычайных ситуациях будет существенно зависеть от социальных и природных условий территории, способствующих распространению типичных для данной местности и населения инфекций, возбудители которых естественно циркулируют среди людей и животных.

Таким образом, знание основных путей заноса возбудителей инфекций, условий (факторов), способствующих возникновению и распространению инфекционных заболеваний среди личного состава войск и населения, вероятной структуры и динамики заболеваемости актуальными для ТВД (зон чрезвычайных ситуаций) необходимо для прогнозирования эпидемиологической обстановки, обоснование и выбора рациональных санитарно-противоэпидемических мероприятий.

Comments are closed.